Уральский рабочий 2 июля 1998 г. Жизнь в научной скорлупе неинтересна.

Уральский рабочий 2 июля 1998 г. Жизнь в научной скорлупе неинтересна.

Февраль 27, 2014

Недавно врачи, производители бифифрута «Умки», на приеме резиденции губернатора области в числе полутора десятков лучших малых предприятий области получали приз. Придется полностью указать название их фирмы «Приоритет», зато читается сразу проникнется и оценит, с кем имеет дело: межотраслевая специализированная научно-производственная лаборатория промышленной микробиологии и биотехнологии. Основали микробиологи, кандидаты медицинских наук Андрей Казаков и Сергей Журов, десять лет назад задумавшие создать кисломолочные продукты оздоровительного свойства на основе бифидо- и лактобактерий. В фирме нет не врачей! Кроме микробиологов-ученых работают санитарные врачи с большим стажем.

Андрей открывает холодильник и что-то наливает в рюмочку. Предлагает мне попробовать загадочную жидкость под названием «бактейль», которая сейчас проходит сертификацию в Москве. Это бактерийный коктейль , гибрид алкоголя с живыми бактериями — новый кисломолочный изыск этой увлеченной команды. Опрометчиво делаю два глотка, перед третьим чувствую — сначала надо привыкнуть… Андрей сосчитал мои глотки: «Что-то вы не очень… Мы решили превратить алкоголь в доброго союзника, подобрав суточно необходимую дозу. Для профилактики атеросклероза, инфаркта, кроме того ослабляет патогенную флору».

Казакова в советский период знали в научных кругах, он участвовал в международных конгрессах и писал научные статьи, монографии. Намечалась вполне успешная карьера инфекциониста-диагноста ,занимавшегося мало изученными инфекциями -этакими бактериальными СПИДами. Андрей даже точно знает, когда бы он защитил докторскую диссертацию — в 1992 году, не уйди он в 1989 году из института. Но микробиолог Казаков сел в свои «Жигули» с прицепом, в которые он поставил шесть фляг для молока и поехал в совхоз «Бородулинский». С этого все начиналось. И долго продолжалось. Годы. Но уже тогда он был, можно сказать, счастлив, потому что свобода — потрясающая вещь. Результатов «Приоритет» по глубине, по сути, добился больших, хотя по сегодняшним физическим объемам — не очень: полторы тонны продуктов в неделю. (И пора расширяться, иначе фирма обанкротится — в налоги уходит 90 ко­пеек с рубля прибыли и плата за коммунальные услуги растет).
Казаков и Журов были молоды и кроме работы на кафедре, преподавания в мединституте им хотелось сделать что-то ощутимо полезное с помощью полезных бактерий, поэтому они «изменили» вредным бактериям и диагностике инфекционных заболеваний. Решили тотально оздоравливать население, предложив ему кисломолочные продукты, содержащие бифидо- и лактобактерии.

Отличаются ли их бифифруты и бифилайфы от заграничных и местных йогуртов? Скажем для начала, что это очень разные вещи. Йогурты — чаще просто молочный десерт, просто еда, если они прошли термообработку, а не оздоровительный продукт с бактериями. Зачем он нужен? Все мы знаем, что идет загрязнение окружающей среды — биологическое, химическое, радиационное — человечество действует нецивилизованно. К этому добавляются стрессовые факторы. Все это отрицательно воздействует на организм, в частности, на микрофлору, что приводит к развитию такого состояния, как дисбактериоз — нарушение баланса между отдельными группами микробов в пользу вредных. Врачи решили человека усилить! Один из самых приемлемых путей ликвидации дисбактериоза — это введение в организм полезных бактерий.

Вводить их можно по-разному. 20 лет назад 7 биокомбинатов страны производили сухие биопрепараты бифидумбактерин, лактобактерин, бификол, продававшиеся в аптеках. Но в «Приоритете» пошли другим путем. Кисломолочные продукты, в отличие от молока, усваиваются всеми. Речь в данном случае идет о глубоком расщеплении молока бактериями.

Врачи изобрели это лечебное питание и пытались производить его поначалу на молочных кухнях и молокозаводах, но все это закончилось неудачей. Обору­дование оказалось не приспособлено для столь тонких технологий. Огромные котлы с поварешками, рабочие в сапогах ходят, крысы бегают… Они разработали собственное камерное оборудование с помощью нескольких оборонных предприятий, открыли небольшое производство в стерильных условиях. И считают, что профессионально себе не изменили, просто нашли своим знаниям иное применение.

И все-таки бизнес и наука — это столь разные призвания. Как это все можно сочетать не в ущерб одно другому?
- Это очень приятно сочетать, — уверяет Казаков, — разрабатывать, создавать и тут же реализовать свои замыслы. Поначалу это было удивительное явление: кругом бюджетные институты, а тут какая-то частная (!) научно-исследовательская лаборатория вперед вырывается с названием «Приоритет».

Наука у нас двигалась на 90 процентов по пути научного карьеризма. Надо было защищать диссертации любым способом, практическая ценность их чаще была нулевая. Поэтому сейчас многие ученые и оказались не у дел, и институты «загнулись» без денег. Это очень сложно: взять и в одночасье изменить жизнь. Но мы ни минуты не жалеем о своем решении. Защититься можно и сейчас, собран богатейший материал, да времени нет!..

Л.КОЛБИНА.

studio "Hello, World!"